Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Как конфликт Матовича и Сулика едва не развалил правящую коалицию. Хроника

Несколько месяцев разгорается конфликт между премьер-министром Словакии Игорем Матовичем и вице-премьером Рихардом Суликом. В перепалку пришлось вмешаться президенту страны, однако полное перемирие между членами правительства так и не было достигнуто. Barikada рассказывает, о том, как развивался их конфликт.

29 февраля в Словакии прошли парламентские выборы. Впервые за долгое время их выиграла демократическая оппозиция, в результате новую правящую коалицию составили партии “Обычные люди – независимые личности” (OĽaNO), “Мы семья” (Sme rodina), “Свобода и солидарность” (SaS) и “За людей” (Za ľudí).

Выборы-2020: поражение Smer, победа оппозиции

21 марта был назначен новый состав правительства. Его возглавил лидер победившей партии OĽaNO Игор Матович. Председатель SaS Рихард Сулик получил должность первого вице-премьера и министра экономики. К этому моменту в Словакии уже был введён карантин, объявленный из-за пандемии коронавируса COVID-19. Учебные заведения были переведены на дистанционное обучения, все спортивные и общественные мероприятия отменены, закрыты школы и почти все предприятия сферы услуг.

К концу марта новое правительство подготовило пакет мер поддержки, которые призваны бизнес и экономику во время вынужденного карантина. Это выплаты специального пособия по уходу за детьми, выплаты “больничных”, а также компенсации работодателям, самозанятым и предпринимателям. Расходы на эти меры оценивались примерно в 1.5 млрд евро в месяц.

Первая волна и первый конфликт

Когда число инфицированных COVID-19 в Словакии достигло 426 человек, премьер Матович заявил, что один из возможных путей остановить пандемию – это “блэкаут” Словакии, то есть полный запрет на выход из дома и остановка работы всех предприятий на несколько недель.

С этого момента начинаются публичные разногласия между премьер-министром и его первым заместителем. Сулик выступает категорически против “блэкаута”, называя это “экспериментом, который может погубить экономику”. По его словам, пока в стране не происходит ничего чрезвычайного, экономику останавливать не стоит.

Через несколько дней Матович всё же объявляет короткий локдаун – на время пасхальных каникул карантинные меры ужесточаются, вводятся ограничения на поездки по стране.

8 апреля Сулик впервые вступает в открытое противостояние с Матовичем, заявляя, что борьбу с коронавирусом в Словакии превратили в фетиш. “Из-за 800 случаев смерти от гриппа в год мы не разрушаем экономику. А из-за 500 заражённых коронавирусом – да. По всей Словакии образовались километровые пробки на полупустых автомагистралях. Мы закрыли десятки тысяч небольших заведений, и правительство даже не может компенсировать им арендную плату”, – написал Сулик в Facebook.

В ответ Матович обвинил министра экономики в эгоизме. “Мне не нравятся люди из числа игроков коалиционной команды, которые, как вы ожидаете, поддержат вас в трудной ситуации, а они играют в свои эгоистичные игры. Неспособность поддержать что-либо непопулярное в интересах общества и публиковать своё мнение в социальных сетях на данный момент крайне безответственно”, – написал премьер-министр.

С этого момента перепалки Сулика и Матовича в Facebook становятся привычным явлением для словацкой политической жизни.

15 апреля политики публично выразили разную точку зрения на возможность открытия магазинов, закрытых на карантин ещё в марте: Матович выступил против, Сулик – за. При этом министр экономики заявил, что эти разногласия не ставят под угрозу целостность коалиции, отметив, что речь идет лишь о споре разных идей.

На следующий день премьер-министр не появился на совете коалиции, отправившись вместо этого на запись телевизионного шоу телеканала Markiza. Сулик через прессу раскритиковал поведение главы правительства, назвав способ организации работы правительства “хаотичным”.

Спор затих на несколько недель, но 1 мая Игор Матович дал интервью изданию Pravda, в котором заявил, что неоднократно указывал Сулику на то, что его публичная критика действий правительства недопустима.

Свои отношения с вице-премьером Матович сравнил с отношениями внутри семьи с двумя детьми. “Когда в семье друг друг другу доверяют, то и на людях держатся вместе. Неправильно, когда один из членов семьи испытывает желание выходить на улицу и кричать в мегафон, кто и что от него хотел. Это детское поведение, и оно не ведёт к спокойствию внутри семьи”, – сказал Матович.

Перемирие

Через несколько дней Сулик заявил, что не принимает близко к сердцу заявления Матовича, потому что понимает, “что он находится под давлением”. Глава Минэка добавил, что публичные перепалки не добавляют оптимизма избирателям, и предложил сосредоточиться на скорейшем восстановлении экономики. Сулик ещё раз подчеркнул, что все предприятия как можно скорее должны возобновить работу. “Экономическая рецессия на данный момент несёт больше угроз, чем распространение коронавируса”, – отметил он.

К 20 мая количество заболевших резко снизилось, жизнь постепенно начала возвращаться в норму. Отношения Матовича и Сулика потеплели. Они вместе появились в эфире Markiza и заявили, что больше не намерены выносить сор из избы, а все свои противоречия будут решать за закрытыми дверями, на совете коалиционных партий.

премьер-министр-словакии-игор-матович
Премьер-министр Словакии Игор Матович. Фото: Facebook

Наладившиеся отношения не испортил даже скандал с дипломной работой Игора Матовича, в которой журналисты обнаружили плагиат. премьер и министр экономики выступили со схожими заявлениями, заверив своих избирателей, что этот инцидент не разрушит коалицию.

Вторая волна

С середины августа эпидемиологическая обстановка в Словакии начинает ухудшаться. К началу октября ситуация обостряется: 1 октября количество активных случаев COVID-19  в стране превышает 6.8 тыс., к 10 октября – уже 14 тыс.

В правительстве начали говорить о второй волне коронавируса и возможности повторного введения ограничений. Сулик заявляет, что нельзя снова закрывать предприятия сферы услуг – магазины, отели и рестораны. По его словам, бизнес должен продолжать работу, а главное внимание нужно уделить контролю за соблюдением санитарно-гигиенических норм.

Матович говорит, что ситуация в Словакии развивается по худшему сценарию и 12 октября правительство вводит меры, из-за которых вынуждены закрыться почти все развлекательные заведения, спортивные объекты и фитнес-центры.

Сулик публично заявляет о своём несогласии с этими мерами, указывая, что “мы точно не знаем, сколько людей заразилось в ресторанах, фитнес-центрах и тем более в театрах”. По его словам, не имея точной информации о том, как именно распространяется инфекция, нельзя принимать решение о новых ограничениях. Министр экономики также заявляет, что из-за небольшого количества баров и ресторанов, которые нарушили санитарные правила, приходится закрывать все 20 тыс. аналогичных заведений в стране.

В ответ Матович требует от Сулика публичных извинений за все заявления, сделанные им после введения новых мер. “Из-за них треть населения страны перестанет соблюдать необходимые ограничения”, – заявляет пермьер-министр.

Взаимные обвинения премьера и его заместителя становятся предметом пристального внимания в социальных сетях. В словесной перепалке большинство пользователей Facebook поддерживают Рихарда Сулика. Игор Матович же, наоборот, становится объектом жёсткой критики.

Вице-премьер и министр экономики Рихард Сулик. Фото: Facebook

25 октября телеканал Markíza публикует результат социологического опроса, из которого следует, что среди всех членов правительства наибольшее доверие у словаков вызывает министр экономики Сулик. Поддержку ему выразили 47.4% опрошенных; Матович оказался на 13-м из 16-ти мест с результатом 31.3%.

Споры из-за сплошного тестирования

В октябре премьер-министр внезапно объявляет о планах провести сплошное тестирование населения на коронавирус. Это решение поддерживают все члены правительства, в том числе Рихард Сулик. По мнению Матовича, сплошное тестирование – единственный способ избежать жёсткого локдауна и сдержать рост числа заболевших.

Несмотря на то, что по итогам тестирования было выявлено незначительное количество инфицированных, Матович заявил, что власти не собираются смягчать ограничительные меры, а чрезвычайное положение в стране не отменяется.

11 ноября Матович предложил разрешить нормальную работу школ, ресторанов и церквей при условии, что они будут самостоятельно организовывать тестирование посетителей на входе. Сулик жёстко раскритиковал решение, фактически обвинив премьера в том, что он не сдержал обещания смягчить ограничительные меры  в том случае, если результаты национального тестирования окажутся позитивными.

В ответ на заявления Сулика, премьер-министр предложил ему самостоятельно подготовить меры, которые позволят сократить ежедневный прирост инфицированных до 500 человек. “Даю публичное обещание: если до воскресенья (15 ноября – прим. Barikada) Рихард Сулик представит решение, которое гарантирует в среднем не более 500 положительных ПЦР-тестов в день и, в то же время, позволит с 1 декабря открыть все рестораны, театры, кино, церкви и спортзалы, то я в тот же момент передам ему полномочия по сдерживанию коронакризиса”, – заявил на пресс-конференции глава правительства.

План для Монголии

Рихард Сулик согласился подготовить план, но не уложился в назначенный срок: вице-премьер несколько дней был в отпуске в ОАЭ. К разработке собственного плана он приступил позже и представил его 23 ноября. Вице-премьер предложил вводить наиболее жёсткие ограничения только в тех районах страны, в которых COVID-19 продолжает быстро распространяться. А в менее пострадавших регионах максимально смягчить ограничения и вновь открыть все заведения и предприятия.

Действия Рихарда Сулика не устроили премьер-министра: ещё до презентации плана он заявил, что вице-премьер может “послать его в страну, у которой этого плана нет, например, в Монголию”. Затем Матович назвал предложения Сулика “дорогой в ад”: по его мнению, во время пандемии нельзя делить страну на красные и зелёные регионы. Кроме того, премьер-министр продолжил настаивать на необходимости ещё одного круга сплошного тестирования, участие в котором он хотел бы сделать обязательным.

В спор высокопоставленных чиновников пришлось вмешаться президенту Словакии Зузане Чапутовой. Она отметила, что стране необходим подробный и более постоянный план для борьбы с пандемией. В специальном видеообращении Чапутова призвала к примирению в коалиции, изменению общего подхода к управлению государством и борьбе с пандемией. Президент также сказала, что одобряет проведение нового тестирования, но только если участие в нём будет добровольным.

Президент Словакии Зузана Чапутова. Фото: Facebook

Выступление президента оказало влияние: на следующий день, 24 ноября, Матович публично извинился перед партнёрами по коалиции. “Признаю, что слишком сильно реагировал на каждый тычок под ребро. Я не мог смириться с этим, потому что это было больно, и я не считал это справедливым по отношению к себе”, – написал премьер в Facebook.

Однако уже 25 ноября Игор Матович выступил с новыми претензиями, на этот раз в адрес Зузаны Чапутовой. Он не согласился с мнением о том, что сплошное тестирование население должно быть добровольным.

“В отличие от меня президент может свободно выражать свое мнение без реальной ответственности, и поэтому она заявляет, что тестирование должно быть добровольным, так как людям это нравится”, – заявил премьер.

Школы могут открыться при условии регулярного тестирования на COVID-19